Меню сайта
Светлана Пинязева: «Доверяю своим преподавателям»

Быть директором школы непросто. А быть директором школы, в которой проходит масштабный конкурс «Учитель года России», сложно вдвойне. О том, каков он, этот груз ответственности, рассказала директор школы №100 Светлана Пинязева.

– Светлана Алексеевна, в чём заключаются основные сложности участия в организации конкурса «Учитель года России» для вас как принимающей стороны?

– Основные сложности, наверное, в ответственности за каждый шаг. Очень много конкурсантов – 85 человек. У каждого свои пожелания, которые меняются, и нужно обязательно сделать так, чтобы человек не тревожился, чтобы у него были созданы все условия для проведения хорошего урока. Это и техническая сторона, это и материальная база, это и дети, которые должны быть подготовлены к работе и взаимодействию с учителем.

Участники – живые люди, которые могут в любой момент переволноваться, и урок просто не «пойдёт». Не всегда это зависит от нас самих. Поэтому наша задача, конечно, – ответственно подойти к работе всей команды школы, чтобы всё было на высоте – оборудование, дети, эмоциональный настрой. Цель – услышать от участников: «Да, всё было отлично».

– Изменился ли школьный график в связи с проведением конкурса в вашей школе? Ведь теперь за партами не только ученики, но и учителя...

– У детей сейчас смещённые осенние каникулы. Но мы должны отработать весь учебный год. Поэтому немного сократим зимние и весенние каникулы. И школьники, которые принимают участие в конкурсе, не исключение. Те дети, которые были выбраны для участия в конкурсе, а это 16 человек на каждый урок, получили свое индивидуальное расписание. Более 1200 учеников школы №100 стали частью конкурса «Учитель года России».

– Почему именно ваша школа была выбрана местом проведения конкурса?

– Первое – это решение министерства образования о том, что конкурс пройдёт не в Армавире, а в Сочи, который развит как город туристический, чтобы конкурсанты могли приехать не только провести уроки, но и насладиться олимпийским наследием. Здесь культурная и образовательная программы должны состыковаться.

А что касается конкретно нашей школы, то новее и больше школы в городе пока нет. В нашей одновременно может проводиться и конкурсная программа, и педагогические советы, и совещания жюри. У нас достаточно хорошая материально-техническая база. Видимо, из всех рассмотренных учебных заведений, а я знаю, что таких было несколько, наша школа оказалась самой подходящей.

– Что конкурс представляет именно для вас?

– Прежде всего – это повод к развитию. Когда ты находишься в соревновании, ты видишь других и понимаешь, что как бы ярко ты ни горел, будучи настоящей звездой педагогики, есть кто-то, кто горит ярче. И даже если ты победил, есть люди, которые горят не хуже, но делают это по-другому.

– Заметили ли вы какие-то недостатки в организации конкурса?

– Это, скорее, не недостаток, а просто факт – мы практически не спим. Идёт максимальная нагрузка на педагогов и вообще весь персонал, чтобы школа выглядела презентабельно. Дети, родители, да и вообще все причастные к организации внутренних процессов должны выполнять свои обязанности от начала и до конца, чтобы создать максимальный комфорт для гостей. И жюри, и учителя должны чувствовать себя, как дома. Ни одному конкурсанту не нужно видеть, что кто-то сильно напрягается – это неправильно.
Тем более, к нам постоянно обращаются с разными вопросами: организационными, личными, бытовыми. И на каждый из них мы должны дать исчерпывающий ответ.

– Волонтёрам, которые работают на конкурсе, приходится непросто?

– Да, практически все они – педагоги нашей школы. Они работают ежедневно с 6-7 утра и до 10-11 вечера. Тут же иногда присутствуют учителя и других школ, но только тогда, когда они привозят детей. Например, сегодня прошёл урок немецкого языка, которому в нашей школе не обучают. А из Краснодара прибыла группа слабослышащих детей для участия в уроке по специальной методике для учеников с ограниченными возможностями здоровья. Или если нам нужны профильные классы, мы обращаемся к гимназиям, лицеям, другим школам города.

– Если бы вы были участником этого педагогического состязания, какую методику предложили бы?

– В своё время у меня была частная школа, в которой по системе Эльконина-Давыдова наши дети не получали оценок вообще. Ребёнок сам ставил себе оценку, а взрослые с ней либо соглашались, либо не соглашались, опираясь на итоги его работы. И система, когда дети идут не за пятёркой, а за тем, чтобы стать умнее и лучше, чем вчера, предполагает подъём ребенка над самим собой и обучение на своих собственных ошибках. Наверное, именно эту тему я выбрала бы для методического семинара.

– Насколько мне известно, у вас два педагогических образования, но по одному (учитель начальных классов) вы проработали 20 лет, а по второму (учитель биологии) не провели и урока. С чем это связано?

– Когда я закончила педагогическое училище, я всё время работала с детьми. Но один раз меня уговорили не брать начальную школу, а взять другой профиль. Ближе всего оказалась биология. Связано это с тем, что у меня есть ещё одно образование – Харьковский университет психотехнологий. И психология вообще всю жизнь была мне очень интересна. Но такого факультета не было в моем педагогическом университете, а биология – наиболее к нему близкое. Главное – связано с человеком.

Вообще, считаю, что человек не изучавший психологию, просто не имеет права быть руководителем какого-либо учреждения. Это очень тонкие грани профессии – дать понять каждому преподавателю коллектива, что всегда необходимо развиваться. Поэтому и я прохожу различные курсы регулярно. Из последнего – менеджмент в образовании. До конца своих дней буду учиться!

– На что обычно вы обращаете внимание при приёме педагога на работу?

– Первое обязательное условие – любовь к детям. Сколько дипломов, сертификатов, грамот, благодарностей ни принеси, если контакта с детьми нет – потенциала нет тоже. Второе – уверенность в себе. Смотрю всегда в упор. Если человек прячет глаза, уходит от прямых ответов, меня это настораживает. Также сразу отсекаю тех, кто начинает задавать, скажем так, неправильные вопросы. Например, «Сколько я буду зарабатывать?». Это очень важно, но не первостепенно. Как психолог я обращаю внимание на жесты и поведение.

– Как строятся ваши отношения с учителями-лидерами, у которых есть свои методики и программы?

– Абсолютно не всегда гладко, и это нормально. Вообще, я приверженец демократического стиля «правления», но, если мы работаем над каким-либо проектом, моё мнение является главенствующим. Хотя в некоторых случаях, я признаю, что моим подчиненные разбираются в некоторых профессиональных вопросах намного лучше меня. Доверяю своим преподавателям и поддерживаю любой их стоящий проект.

Беседовала Дарья Неривенько

* Фото: Камелия Аль-Варис
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar