Меню сайта
Зависть
Фото: combiboilersleeds.com

Жили-были две сестры – Маша и Василиса. Жили они дружно, ссорились редко. В общем, всё у них было хорошо. Хорошо-то хорошо, только не совсем. Всё дело в зависти. Уж очень они завидовать любили. А впрочем, с кем этого греха не случается? Да и главное-то ведь не сама зависть, а чтобы вовремя её от себя прогнать. А если прогонишь, так уж не вернётся больше. Вот Маша и прогоняла. А Василиса…

Что ж, скажем честно: не могла она с завистью бороться, не получалось у неё её прогнать. Завидовала Василиса всем: и Маше, и подругам, и даже маме с папой и бабушкой. Увидит, к примеру, у подружки новую куклу и начинает завидовать: вот, мол, у Вали, какая кукла красивая, я тоже такую хочу! Заметит это мама и огорчается. Только как отучить Василису завидовать она и не знала.

Однажды заболела Маша. Несильно заболела, так, ерунда! Только мама-то всё равно всё своё свободное время с ней проводила. Видела это Василиса и завидовала, завидовала изо всех сил. «Эх, вот Машке-то повезло, – думала она, – мама-то всё время с ней просиживает. А про меня как будто и забыла. Эх, вот мне бы заболеть!».

Время шло Маша вскоре поправилась, а Василиса (как, впрочем, того и желала) заболела. Да только ведь зависть она, знаете ли, прилипчивая штука. Приклеивается она легко, так легко, что даже и не заметишь. А вот отодрать её – дело сложное. Поэтому нет ничего удивительного в том, что даже лёжа в постели, Василиса продолжала горячо завидовать сестре. «Вот у Машки болезнь, так болезнь! – думала она. – И кашель, и температура, хоть и небольшая, а всё-таки. А у меня что? Температуры нет, кашля нет, только насморк. Разве это болезнь? Эх, вот бы мне такую же болезнь, как у Машки!».

Снова исполнилось Василисино желание. Здоровье её стало ухудшаться, и дошло до того, что пришлось ехать в больницу. Вот тут-то Василисе стало не до зависти. Во всём теле чувствовалась слабость, дышать было невыносимо тяжело и хотелось только одного – спать. Но стоило Василисе закрыть глаза, как перед ней тотчас появлялась какая-то дряхлая старуха. Она была злая-презлая и страшная-престрашная. Своими длинными, костлявыми пальцами она хватала Василису за горло и начинала душить. «Вале новую куклу купили, – шипела она, – а Алёша уже три порции мороженого съел. Завидуй, завидуй!». «Нет, нет, не хочу, нет!» – кричала Василиса. Она металась на кровати, плакала, звала на помощь маму. Но старуха только усмехалась и крепче сжимала пальцы.

Изредка в тяжёлом бреду наступали просветы. Тогда Василиса приходила в себя, и ей становилось легче. Иногда дверь отворялась, и в палату входил доктор Вадим Алексеевич. Он присаживался на край кровати, прослушивал шумы в лёгких, ласково смотрел на неё. «Что, Василисушка, – тихо спрашивал он, – плохо тебе?». «Голова болит и трудно дышать!» – жаловалась Василиса. Вадим Алексеевич тяжело вздыхал и выходил из палаты.

Возвращался он не один. За ним обыкновенно следовал какой-то важный доктор. Доктор этот подходил к Василисе внимательно её осматривал. Затем поворачивался к Вадиму Алексеевичу и говорил ему что-то такое, от чего лицо Вадима Алексеевича становилось каким-то сосредоточенным и печальным.

Это очень пугало Василису. Конечно, она боялась не за себя, так ей и надо завистливой девчонке! А вот маму жалко. Она-то, бедная, как сейчас переживает, как мучается! И папа, наверное, тоже, и бабушка, и Машка…

Василисе не везло с самого утра. Страшно болела голова, было жарко и не хватало сил даже открыть глаза. «Тётя Даша!». «Что, солнышко?». «Откройте окно!». «Не могу, дружочек, никак не могу!». «Ну, откройте, тётя Даша!». «Потерпи, Василисушка, скоро Вадим Алексеевич придёт, потерпи!».

Василиса тяжело вздохнула, и вздох этот отозвался во всём теле режущей болью. Она зажмурилась и отвернулась к стене. Только теперь вспомнила Василиса, что, находясь дома, не успела сказать маме много хороших и добрых слов, не успела, как следует наиграться с Машкой и подругами, не успела даже досмотреть бабушкин альбом с фотографиями. А всё из-за зависти. Слишком много времени она у неё отняла…

Сколько раз, играя с Машкой, она с завистью смотрела на Машины игрушки и думала только о том, как бы уговорить маму купить ей такую же куклу или такую же игрушечную посуду. Сколько раз бабушка звала их в свою комнату, усаживала рядом с собой и с увлечением листала шершавые страницы альбома с фотографиями своей молодости, рассказывая при этом разные интересные истории из своей жизни. Машка слушала внимательно. А она? Где была она? Почему не запомнила ни одной истории? Ах да, конечно! Именно в это время она обыкновенно сидела где-нибудь в углу комнаты и тщательно обдумывала, как бы так схитрить и выпросить у мамы такое же красивое платье, как у Машки. «Посмотри, Василиса, какая наша бабушка была в молодости красивая!» – восхищалась Машка. «Неужели тебе не интересно, Василисушка?» – спрашивала бабушка. Но, она хмурилась, ничего им не отвечала, вскакивала и бежала к двери.

Всегда в эту минуту дверь отворялась, и в комнату входил папа. Увидев её сердитое лицо, он брал её за руку и выводил из комнаты. Бабушка расстраивалась и просила его оставить внучку. Но папа был неумолим. «Марш в свою комнату, – приказывал он,– и чтобы я тебя больше здесь не видел!». Василиса уходила и накрепко запирала за собой дверь. Потом приходила мама. Она присаживалась на диван брала её за руку и спрашивала ласково: «Ну почему ты так себя ведёшь, Василиса? Зачем расстраиваешь папу, обижаешь бабушку? Ведь ты же знаешь, что это нехорошо». Конечно, она знала, знала, а всё равно завидовала…

Неожиданно в глазах у Василисы потемнело, и откуда-то из тумана появилась уже знакомая ей чёрная фигура ведьмы. Рот её скривился в злобной усмешке. «Правильно, Василиса, правильно! – шипела она. – Ты завидовала, расстраивала родителей, а я тем временем, набиралась сил. И вот теперь я уже почти окрепла. Завидуй дальше, Василисушка, и я буду тебе очень благодарна!».

«Нет! – закричала Василиса. – Нет, не буду, не буду, не буду!». Она собрала последние силы, вскочила с кровати и бросилась бежать. Но чьи-то сильные руки подхватили её, положили на кровать, на лоб ей легло что-то холодное. Василиса рванулась ещё раз. Что-то тяжёлое сковало ей грудь. «Мама!» – отчаянно закричала Василиса и… открыла глаза.

Рядом с ней стоял встревоженный Вадим Алексеевич. Василиса заплакала. Вадим Алексеевич присел на край кровати, погладил Василису по голове, взял с тумбочки стакан с водой и поднёс его к губам девочки. «Попей водички, Василисушка, и постарайся уснуть!». Василиса отпила глоток и закрыла глаза. Вадим Алексеевич кивнул стоящей рядом медсестре и направился к выходу. У дверей он обернулся. «Очень прошу вас, Дарья Васильевна, – сказал он, обращаясь к медсестре, – сделайте всё возможное, чтобы она поспала. Это сейчас очень важно!». Дарья Васильевна кивнула.

Так прошло ещё две недели. Всё это время врачи отчаянно боролись за жизнь Василисы. Наконец им удалось улучшить положение. В один прекрасный день она окончательно пришла в себя. Пришла в себя и почувствовала, что дышать ей стало легко, а голова хоть ещё и болела, но уже не так сильно и невыносимо.

Пришла мама. Подойдя к кровати, она наклонилась и нежно поцеловала Василису. Взглянула Василиса на маму и заплакала. «Ох, мамочка, мамочка, – шептала она, – никогда я больше не буду завидовать, никогда!». Мама улыбнулась, взяла Василису на руки и крепко прижала к себе. «Вот и хорошо! – сказала она, – вот и умница!». Василиса обхватила руками мамину шею, припала головой к её плечу и слёзы с новой силой полились из её глаз. «Ох, горюшко ты моё луковое! – мама ещё раз крепко поцеловала Василису. – Ну не плачь, не плачь, всё хорошо!».

С тех пор прошло много времени. Василиса выздоровела, и, говорят, совсем изменилась. Больше не слышно от неё ни одного завистливого слова. Поняла, видно, до чего зависть довести может.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar