Меню сайта
Около академии магии

Дорогою сновидений...

Фото: pixabay.com

Раньше их там не было. Хотя может, и были – тот тупичок парка школы и академии магии был любимым местом учащихся и из-за этого редко пустовал. А те явно были учащимися – только старшего курса, когда уже можно было начать работать. Вот они и начали: неподалёку стояла табличка с надписью «Успокоительно-психологическая помощь», а сами они были одеты в странную чёрную одежду – видимо форму, из-за которой они казались чужими, и думалось, что раньше их там никогда не было.

Однако дела, кажется, шли у них не очень хорошо – судя по моим наблюдениям, сидящая сейчас у них девушка была первой посетительницей. А следила я за ними почти всё время, когда могла кидать туда взгляд, но только ненароком, чтобы другие не заметили. А теперь же получила возможность беспрепятственно смотреть на них и даже подойти поближе. Что-то меня влекло к ним. То ли витавшая вокруг них тайна, то ли ещё что-то – разобраться никак не получалось. Я, не выныривая из раздумий, перевела взгляд на посетительницу. Руки одного из них лежали на её голове, которая была откинута назад к нему, и сама девушка находилась в состоянии странного сна, что можно было понять по необычно застывшему как бы на середине тяжёлого вздоха лицу. Увидев это, я одновременно и немного испугалась, и ещё сильнее заинтересовалась и сделала ещё шажок по направлению к ним. Однако подойти боялась, и так бы и не пошла, если бы на плечо не легла чья-то рука и я не услышала низкий и приятный голос:

– Ты тоже хочешь воспользоваться нашими услугами? Пойдём, – это оказался самый старший из них, главный. Молодой человек выше меня более чем на голову с приятным лицом, которому сразу хотелось довериться и невозможно было возражать. Поэтому я послушно последовала за ним к их уголку. Главный, видимо, решил собственнолично меня обслужить: подвёл к одной из скамеек, мягко усадил, устроился напротив и с улыбкой опытного психолога спросил:

– Итак, что вас беспокоит?

И только в этот момент странное оцепенение с моих мыслей спало, и я сообразила, что причины-то у меня обращаться к ним не было. Смутившись, я опустила глаза, не зная, что ответить. Однако через полминуты прозвучавший голос показал, что главный и сам продиагностировал меня, а также сообщил, что мне необходим глубокий отдых. И через секунду я почувствовала его руки на своих висках, и почти сразу погрузилась в странную сильную дрёму. Тело объяла лёгкая слабость, сердце что-то сковало, а сознание куда-то проваливалось. Было неимоверно приятно и даже как-то сладко. Лишь на периферии разума звучала тревожная мысль, что что-то я делаю не правильно, что надо очнуться и уйти, что… дальше я была просто не в состоянии воспринимать. И я бы проваливалась всё дальше и дальше в этой странной дрёме, если бы вдруг не перестала что-либо чувствовать и меня не поглотила тьма.

*     *     *

Тепло. Тепло и неимоверно легко на сердце. Это было первое, что я почувствовала. Как будто лежала в постели. Может, я упала в обморок? Подруга как-то рассказывала, что после него приходит такое чувство, даже если лежишь на асфальте.

Следующим пробудилось осязание. И я поняла, что сижу на чём-то плоском – скорей всего на полу – а поддерживают меня в сидячем положении чьи-то руки, обнимающие за плечи.

Наконец хватило сил разлепить веки и увидеть знакомые и родные карие глаза. В точь-точь как у моего троюродного брата. Я вначале и подумала, что это он, пока не заметила, что у обладателя глаз волосы темнее, а черты лица мягче. И мгновенно узнала Кира, своего одноклассника с недавнего времени. С одной стороны, просто знакомыми мы не были, но и друзьями нас можно было назвать лишь с большой натяжкой. Так, приятели. Хотя сам Кир мне симпатизировал.

Парень, заметив, что я очнулась, облегчённо выдохнул и улыбнулся, но почти сразу вновь нахмурился:

– Как же я за тебя волновался! Разве можно быть такой безрассудной?!

– А что такого произошло? – я с удивлением смотрела на Кира, перебирая в памяти свои поступки: ничего не казалось таким уж важным, чтобы парень мог так всполошиться. И что-то с его наружностью было не так.

– Как что? Разве можно отправляться к ещё не заслужившим никакого авторитета и, наверняка, опыта работающим? Тем более в сфере успокаивающей психологии. Это же не игрушки! И никого не предупредила. А если бы я не пришёл, и ты провалилась в безсознание так глубоко, что умерла?! Не подумала над этим?

– Так значит, я лишилась сознания из-за того, что ты резко прервал процедуру? И, – я наконец-таки поняла, что меня удивило в Кире, – почему у тебя длинные волосы? Они не могли так сильно отрасти с вчерашних занятий!

– Наказание за прерывание процедуры от их главного. Теперь две недели буду так ходить, и никак не уберёшь: ни заклятьем, ни обычными ножницами, – Кир махнул рукой – Да, потеряла сознание ты из-за этого. Но если бы я не вмешался, могло бы быть значительно хуже. Почему ты обратилась к незнакомым людям? Если уж тебе понадобилось успокаивающе-психическое вмешательство, то могла бы попросить кого-нибудь из друзей или даже меня. У меня это неплохо выходит, ты знаешь.

От такой отповеди стало даже немного стыдно. Однако последние слова, а также чуть недовольная интонация голоса и лихорадочный блеск глаз выдали его: я мгновенно поняла, что хоть Кир бросился меня вытаскивать в том числе и из-за заботы, но в основном им двигала обычная, человеческая, ещё немного детская ревность.

И вдруг стало спокойно на душе. Не так, как у тех, когда спокойствие было сладостным. А по-другому, как-то по-человечески: тепло и уютно. Как же всё-таки приятно, когда кто-то о тебе волнуется, заботится, переживает. И от чистого сердца старается помочь. Бесконечная благодарность к Киру затопила моё сердце, и мне захотелось хоть немного помочь ему в ответ.

Я перевела взгляд на его длинные волосы и, улыбнувшись ещё шире, предложила:

– Тебе одолжить резинку?

– А? – Кир непонимающе посмотрел на меня.

– Ну, если соберёшь волосы в хвост, то не сразу будет заметно, что они у тебя стали длинными.

Кир положительно кивнул головой и тоже улыбнулся. Не хотелось отрывать взгляд от его лица, такого тёплого и родного, но пришлось посмотреть на свои волосы, чтобы безболезненно снять резинку. А всё-таки, как же было тепло и хорошо!..

Хорошо, тепло и светло. Прямо в глаза что-то ярко светило. Нехотя открыв их, я с удивлением увидела отражающую солнечные лучи стену стоящего на горе, но видного в окно из постели дома.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar