Меню сайта
«Иностранка»

Дополнительное — не значит второстепенное

Фото из личного архива Ольги Козориз

Быть учителем – значит, глядя на себя в зеркало, понимать, что ты такого же возраста, как и твои ученики: с маленькими ты играешь, с большими разговариваешь о насущных проблемах. Как тяжело быть врачом, когда видишь столько несчастий, и как хорошо быть учителем, когда видишь веселые молодые лица, стремящиеся к знаниям.

Ольга Козориз

– Вы учитель сразу двух иностранных языков: немецкого и французского. Вас часто спрашивают, какой предмет больше по душе?

– Конечно. Причем в понедельник я всегда говорю, что французский, а со вторника и до конца недели – немецкий. Немецкий язык я больше люблю... Потому что он сложнее. В нем, как и в математике, есть определенные правила и им нужно следовать. Я человек правильный: все должно быть на своих местах.

– Хотели бы Вы попробовать себя в роли преподавателя какого-либо совершенно другого предмета?

– Я и преподавала другие предметы. Когда-то в школе вела математику. Сначала я никогда не думала заниматься иностранными языками. Я хотела учить маленьких детей читать и писать, а теперь оказалось, что я учу маленьких и больших читать и писать, но на немецком и французском. В принципе это то же самое. Когда я преподаю иностранные языки, у меня есть счет – я учитель математики, есть тема «окружающая среда» – я биолог, есть исторические даты и события – я историк. Мы говорим о географии: с какими странами граничит Германия, какие реки протекают на ее территории, также мы опираемся на знания родного русского языка. Иностранный язык – единственный предмет, который включает в себя все знания.

– Как у Вас получается повышать интерес и мотивацию Ваших учеников?

– Я сама обожаю языки. Наверное, из-за того, что очень сильно люблю свой предмет, дети тоже им интересуются. У меня есть еще совсем маленький ученик, который после нашего первого занятия, взяв книжку и тетрадку сказал: «Я буду к Вам ходить на занятия, Вы меня заинтересовали немецким языком». Вот и все. Ну, да, мы играем. Вырезаем часы (проговариваем время на немецком или французском), «конструируем» кубики со словами. Через игру они учатся говорить. Но главное – я сама люблю язык.

– Вас что-то выводит из себя в профессии педагога?

– Нельзя сказать, что выводит из себя, но не нравится, даже приводит в уныние, когда мы на уроке что-то разбираем, обсуждаем, повторяем, дети утверждают, что все поняли, а потом приходят через неделю и ничего не помнят. Меня это не раздражает, но они замечают, что порой у меня слезы в глазах стоят, голос начинает дрожать, и я думаю: «Как так? Мы же все проговорили, отработали». Но так только с маленькими, большие вообще почти на русском на занятиях не разговаривают, только на немецком и французском. Но больше всего мне не нравится, когда я готовлюсь к уроку, а мне звонят перед занятием и говорят: «Я сегодня не смогу прийти».

Ольга Козориз– Какие самые сильные качества в Вас отмечают коллеги по работе, ученики? Совпадает ли это с Ваши собственным мнением?

– Я же не знаю, что они обо мне думают. По-моему, я работоспособная. Иногда заставляю себя: встань и сделай. Все делаю один раз, но правильно. Не хочу переделывать, не хочу снова тратить время, я выполнила работу и забыла про нее. Даже сама не знаю, какая я. Я разная. Все зависит от настроения. А, знаю, болтливая. Если бы была молчаливой, наверное, детям было бы неинтересно на уроке. Я очень ответственна. Как говорила моя бывшая коллега: «Вы хороший исполнитель». Ничего не выдумываю, если надо сделать именно так, а никак иначе, буду делать так.

– С каким диким животным Вы себя ассоциируете?

– С тигром. Он сдержан, пока его не трогают, но если к нему начинают приставать, он разъяряется. Я тихая и спокойная, но меня лучше не трогать.

– Если бы Вы могли стать свидетелем любого события из прошлого, настоящего или будущего, в каком бы поучаствовали?

– Я не знаю, какие события могут случиться в будущем. Если бы произошло объединение России и Украины, я бы хотела участвовать в этом, как в проявлении дружбы, потому что больше всего страшит война. А чтобы в прошлом?.. Я живу настоящим: я здесь и сейчас.

– Какой школьный учитель оказал на Вас наибольшее влияние? И повлиял ли он на какие-то решения в Вашей жизни?

– На мои решения в жизни не повлияло ничто и никто. Например, когда я ходила в детский сад, я хотела быть воспитательницей, в первом классе – учительницей, правда, проблема заключалась в том, что я еще не определилась какой предмет хочу вести, но одно я знала точно: я буду педагогом. В другой профессии я себя не представляла. Хотя был человек, который повлиял на становление моего характера... Моя учительница математики говорила, что я никогда не смогу быть преподавателем. Представить меня, очень тихую и скромную девочку, перед целым классом было затруднительно. Я сильно переживала: «Как? Я не смогу быть учителем?». Однажды она пообещала, что придет на мой первый урок. Это было в классе восьмом. После этого меня словно подменили. Она, безусловно, повлияла на мою «боязнь сцены». И, наверное, больше никто.

– Помните Ваш самый первым урок? Волновались?

– Конечно, я тогда только пришла в школу. Сильно нервничала, а потом (уже перед началом урока) глубоко вздохнула, отворила дверь и зашла. Я не была классным руководителем детей, у которых провела свой первый урок, зато вела у них продленку. Мы так сдружились... Помню, как к нам заходил директор часов в восемь вечера и спрашивал, не пора ли домой. Они тоже не хотели уходить. Я, правда, их не выпустила (пришлось поменяться сменами с другим педагогом), но, когда встречаю их сейчас, они говорят: «Это наша учительница». Каждый урок был замечательным.

– Оглядываясь назад, что бы Вы посоветовали маленькой девочке Оле?

– Наверное, быть более целеустремленной: поставил себе задачу и двигайся к ней, причем не окольными путями, а напрямик. Раньше вообще воспитывали так: сначала думай о Родине, а потом о себе. Но порой хочется сказать себе, еще маленькой девочке: «Слишком много ты думала о других».

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar