Меню сайта
ФАЗЫ ЛУНЫ (盈虧)

На протяжении всего моего литературного творчества я свято следовала лишь одному стилю – художественному, пропитавшись искренней любовью к красивым описаниям чувств, эмоций, необычным словесным оборотам. Но недавно я познакомилась с одним интересным литературным стилем – кинематографическим. Так как я еще увлекаюсь созданием фильмов и роликов, то решила попробовать свои силы и результатом моих трудов стало небольшое произведение. Правда оно получилось не «чистокровной» кинематографической прозой, как задумывалось, а немного смешанным с моим старым излюбленным стилем. Но все же это моя первая работа, и я хочу поделиться ею с вами.

ФАЗЫ ЛУНЫ (盈虧)

Я лежал ничком, уткнувшись лицом в холодный грязный пол. Квадратная маленькая комната была обложена со всех сторон грубо расцарапанной, побитой, темно-болотной плиткой, которая в некоторых местах полностью отлетела и обнажила голую жуткую стену. Деревянная полусгнившая дверь едва держалась на петлях, иногда протяжно поскрипывала, напоминая вой умирающего кита. Пыльная лампочка шаталась на слегка поврежденном проводе и  порой мелькала тусклыми вспышками света. Окно было единственным и совсем не впечатляющих размеров: такое скорее ставили в темницах Средневековья, но далеко не в жилых квартирах двадцать первого века. Мебель казалась изъеденной всеми видами насекомых и млекопитающимися. Железная кровать с пожелтевшими и протертыми до дыр простынями покоилась в темном углу, под так называемым «окном». Она напоминала койку пациента психиатрической клиники, активно бушующего ночью в своих снах. Что говорить об остальных деревянных руинах? Треснувшее зеркало, едва удерживающееся на ржавом гвозде возле побитого комода, сгоревшая с двух сторон тумба. Черные пятна, оккупирующее всю территорию потолка, напоминали мне густые клубы дыма, заслонившие все небо в результате жестокого пожара.

В общих чертах, место моего обитания было грязным, разваленным и ничтожным логовом.

Я лежу по середине всего этого хаоса, на полу, совершенно не шевелясь. Я настолько долго нахожусь в одном положении, что когда поднимаю голову, вижу, как с моих рук сползает кожа и сливается с мутной зеленой плиткой, а кости чернеют и покрываются червями. Но это, разумеется, галлюцинации.

А как я сюда попал? Это я вижу каждый раз, когда закрываю глаза и вновь утыкаюсь лицом в пол….

Теперь представим полную противоположность реальности, в которой вы только что побывали. Зеленые сочные луга, ясное небо, бабочки всех цветов радуги, носящиеся цветным тайфуном по всем окрестностям. Высокие деревья с густой листвой, широкие горизонты и бесконечная свобода для мечтаний. Ты смотришь вдаль и видишь простирающийся необъятный мир. Испытывая райское наслаждение, ты шагаешь вперед по всему этому миру, не встречая никаких преград или очертаний негатива – вокруг все свежо и позитивно. Походка твоя уверенная, ты пинаешь маленькую гальку, трогаешь ладонью высокую мягкую траву.

Но вдруг ты видишь перед собой объемный чернеющий овраг.

Резкий контраст.

Беззаботный счастливый мир и жуткая беспросветная дыра. Ты можешь обойти ее, возможно, даже пересечь. Вокруг масса вещей, с помощью которых ты смог бы преодолеть внезапно возникшее препятствие. Тот, кто был более расчетлив и подготовлен, так и сделает.

Но ты был слишком наивен и не готов принять то, что свершилось.

Поэтому ты провалился. Ты упал в овраг.

И вновь я поднял голову, поглядев на свою затекшую руку. Кожа больше не сползала с нее, но зато я чувствовал сильнейшую головную боль, поэтому сморщился и поднес испачканную ладонь ко лбу. Дыра, в которой я вновь проснулся, была самой настоящей клеткой, все эти сплошные плиточные стены болотных тонов казались мне тюрьмой, из которой уже никогда не выбраться.

Я приподнялся на колени и хотел было опереться на комод, но с него с ужасным грохотом слетела третья полка, треснув пополам. Тут же раздались крики сумасшедших алкоголиков, моих соседей, живших за левой стенкой. Скоро можно будет услышать вой и стоны заядлых наркоманов, которые страдали за правой стенкой.

Другими словами, я жил в самом низу жизни, на дне оврага. Не хватило сил и ума обойти его.

Работал я в подобных условиях. Та же плиточная тюрьма, грязь и холод. Круглые темные столики, окруженные парой стульев, мутные лампы, а точнее – мавзолеи мотыльков и прочих ночных тварей, грузные поварихи с большим количеством бородавок в драных фартуках. И… клиенты.

– Мне рамэн и донбури! – кричит один.

– Подай онигири с тунцом, да поживее!

– Шевелись, уже два часа жду своё набэ!

– Сколько можно? Вроде молодой, а двигаешься хуже парализованной бабки!

– Что значит пятнадцать минут? Я хочу сашими хотатэ как можно быстрее!

– Что в тарелке делает черный длинный волос? Твой же наверняка!

– Я хочу поговорить с администратором!

Голова постепенно опухает от тысячи тысяч возмущенных гневных голосов с жалобами и приказами. И я бегаю, словно ужаленный пёс, от одного столика к другому, пытаясь угодить каждому.

Но у меня не получается. Потому что не этим я хотел заниматься всю свою жизнь.

Во время перерывов я подхожу к этой проклятой роковой стене и прислоняюсь к ней. Порой мне кажется, что я могу взобраться и пробить головой потолок, вылезти из этого никчемного оврага и продолжить жить. Но мне лишь кажется.

И вот все начинается по новому кругу.

– Почему в чеке указано восемьсот иен, когда я заказал на пятьсот?!

– Где черт возьми моя сумка? Ваш персонал – воры!

– Даже с такой никчемной работой, как официант, и то справиться не можешь!

– На что ты вообще способен?!

Я медленно опускаю пустой поднос и сжимаю кулаки. А они все кричат. Но я их уже не слышу. Вокруг меня все исчезает, голоса смолкают, я остаюсь наедине с собой. На что я способен? Ради чего я существую? Чем я хотел и любил заниматься?

Вдруг для меня постепенно доносится слабая знакомая мелодия. Я прислушиваюсь, и вдруг все мои внутренности будто обливает жгучей кислотой. Я бегу как полоумный к соседнему столику, прыгаю на него обеими ногами, спихнув ничтожные тарелки с объедками, которые расстилаются по полу белоснежным фейерверком. Я не замечаю лиц окружающих, я лишь становлюсь на носочки и пытаюсь быть ближе  к потолку, чтобы уловить эту мелодию.

И я хорошо знаком с ней.

Это мелодия моих воспоминаний и былых мечт, которые я активно жаждал достичь, когда был наверху.

По моим щеках засеребрились ручьи слез. Я закрываю глаза и вижу себя великим и влиятельным человеком. Я стою на сверкающей сцене сине-лиловых тонов, напротив меня круглый микрофон, а в руке лаковая смолисто-черная гитара. Вокруг миллионы восторженных лиц, не упрекающих меня и не называющих никчемным официантом, а добродушных и глубоко любящих….

Когда я открыл глаза и посмотрел на потолок, он показался мне мягким и пластилиновым. Я уверенно поднял руку, и угрожающая плитка побеждено расступилась. Она больше для меня не клетка. Я оттолкнулся от стола, перевернув его, и прыгнул в потолок, на сколько бы безумным это вам не показалось. Закружился вихрь пыли и сломанной плитки, и какая-то неведомая сила решительно тянула меня вверх. Я летел по вибрирующему темному обложенному плиткой туннелю, глядя вперед и пытаясь разглядеть что-то через ураган темно-зеленой пыли.

И я чувствовал себя уже по-другому.

Я знал, что скоро придет к концу мое заточение. Содеянная мной ошибка никогда больше не повторится. Я никогда больше не упаду вниз.

Тем временем плитка в туннеле сменилась красной сверкающей землей, а адский зеленый туман совсем исчез. Впереди переливались разноцветные краски мира, в который я постепенно возвращался.

Теперь я знаю, что буду делать.

Я буду стремительно бежать.

Бежать, догонять свое Будущее, которое едва меня не покинуло.

avatar
0
1 AlisaZelyonkina • 15:04, 06.11.2015
Старые и не самые глупые люди говорят, что для того, чтобы подняться, нужно порой опуститься на самое дно. Но я с ними не согласна. Лучше про это дно почитать, понять, что тебе туда совсем не надо, и обойти "чёрный овраг".
avatar