Меню сайта
Эмпатия

В первый раз

Иллюстрация: pixabay.com

На самом деле она была всегда, с самого рождения. Но в первый раз так осознанно и ярко проявилась только прошлым летом, в самом его конце. Жара была уже не удушающей, а приятной, воздух стал более лёгким и свежим, а на языке почти всё время чувствовался вкус яблок и винограда. А вроде бы потерянные на время поездок школьные друзья вновь стали встречаться. В том числе и благодаря субботникам да классным собраниям, посвящённым подготовке школы к учебным будням, на которую у учителей не хватало рук, а кого-то ещё приглашать работать директору казалось глупостью. Поэтому стали звать учеников трёх старших классов, как более толковых. В этот день среди вызванных были моя лучшая (а вообще просто-напросто единственная) подруга Алиса и я сама.

Первые поручения нас разделили: меня отправили за кипами бумаг к машине во внутренний двор, и, подойдя к двери, я заметила несущуюся на второй этаж Алису. Однако я скоро последовала за ней: стоило только мне оставить ношу в нужном кабинете, как туда же забежала наша классная руководительница.

– Так, Ира, – она опёрлась об парту, переводя дыхание,– найди ещё одного-двух людей из нашего класса и ждите меня снаружи у основного входа в школу. Быстренько, хорошо?

Больше просить не пришлось, и уже через две минуты я пересказывала всё нашедшейся в соседнем с лестницей кабинете Алисе, а также спрашивала о ком-нибудь ещё из нашего класса.

– Вадима видела в шестнадцатом, а больше никого пока нет, – ответила подруга, наблюдая за моей реакцией.

– Ну, раз никого, то пошли его звать, – Алиса удивлённо приподняла брови, – Но только вместе, – и, не давая ей что-либо сказать, а также стараясь не обращать внимание на ставшими вдруг мягкими ноги, побежала в коридор.

Вадим мне безумно нравился. И вследствие этого сказать ему что-нибудь ещё кроме «Привет» храбрости не хватало. Алиса знала это превосходно, и оттого удивилась моему решению. Но во мне пока ещё горела просьба, и, сосредоточившись на ней, я старалась не давать себе время на раздумья и сомнения. Да и не одна буду.

Парень и вправду нашёлся в шестнадцатом кабинете, болтающим с ребятами из параллели. Уже тронув того за плечо и обернувшись на секунду за Алисиной поддержкой, я поняла, что девушки в обозримом пространстве нет. Но отступать было поздно, а точнее ещё более глупо, чем говорить постоянно запинаясь и немыслимо меняя порядок слов.

– Привет, Вадим. Мария Алексеевна п-помочь просила с плакатами, и человек двоих для этого ещё из н-нашего класса позвать. Поможешь?

Что же, не самое глупое из того, что я когда-либо говорила. Во всяком случае, смысл до Вадима дошёл, и парень, молча кивнув головой, последовал за мной.

На лестнице нас ждала смущённо улыбающаяся Алиса. Взяв меня под руку, она прошептала в самое ухо:

– Прости, что не пошла, но там стоял Саша. Ну, ты понимаешь, – как уж не понять, когда каждый день что-нибудь слышишь о нём от неё. И не важно, что он из параллели, всё равно Алиса превосходно каждый раз знает: опоздал ли он, с каким лицом сидел, на каких уроках был и т. п., – но ведь всё было нормально? – кивок в сторону Вадима.

– Да, – просто кивнула я, впрочем, уже совсем не сердясь на Алису. Что-то в ней было такое, что сразу ей верилось, да и лишаться единственной подруги совсем не хотелось.

За разговором мы дошли до установленного места, и примерно также стали ожидать Марию Алексеевну: Алиса беззаботно болтала обо всём на свете, я изредка поддакивала, а Вадим молча стоял на некотором отдалении и так, что смотря на подругу его я видеть не могла. И зачем-то мне всё-таки понадобилось на него посмотреть…

От неожиданности и невозможности происходящего меня чуть шатнуло. Гнев, гнев на глупую болтовню Алисы и на собственную неспособность завести содержательную беседу так резко ворвался в мою грудь, что на секунду перехватило дыхание. И одновременно с этим я понимала, что это чувствую не я, а Вадим. Что это не мои эмоции, а его, но ощущаемые мной.

Я вновь обернулась к Алисе, стараясь успокоиться и отгородиться от негативной вспышки. Отчасти удалось: ощущение гнева хоть и не пропало, но стало тише, а сквозь него пробилась светлая безмятежность подруги.

– О, ещё трое, хорошо. Так, пошли за мной, – из дверей вышла Мария Алексеевна с ещё одной нашей одноклассницей и направилась к спортплощадке, на лестницах которой сушились плакаты. А к моим чувствам добавилось немного нервной поспешности и совсем чуть-чуть апатии ко всем и вся.

Но небольшая прогулка помогла мне отгородиться и, сконцентрировавшись на движении, убрать чужие эмоции из головы, а после чувствительность вернулась в свою норму. Не навсегда – я ощущала, что могу вновь её с лёгкостью позвать, но пока хватит.

Всё также светило солнце, иногда дул ветерок, а рядом слышался голос Алисы. Только вот теперь я узнала, каково это: быть эмпатом.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar