Меню сайта
Дети лешего

Правдивые истории старых фотографий

Фото из семейного архива Батуевых

Походный ген в нашей семье передается по женской линии вот уже третьему поколению. Не без доли гордости скажу, что я и есть это «третье поколение», пока не нарушающее статистику (хотя и изрядно ленюсь по настроению).

Но это только небольшое вступление, а сама цепь событий происходила тогда, когда моя бабушка еще не являлась бабушкой и даже матерью как таковой. Татьяна Б. – студентка второго курса медицинского университета, а как известно, студенчество – один из самых ярких периодов жизни. Даже у медиков. Лучшим способом провести время с друзьями-одногруппниками единогласно был признан поход. Приносили оттуда ребята фото с их приключениями, новые впечатления и еловые иголки за шиворотом.

– Кто это? – на фото парень со стандартным походным тюком переходит речку вброд. Гитару он заботливо несет в руках.

Бабушка улыбнулась.

– Наш гитарист походный со своей гитарой. Благодаря ему у костра было веселее, вообще, ни один поход не обходился без этой парочки.

– …а это?

– А это – трехрогий олень, – с гордостью ответила бабушка. – В одном из походов где-то по Уралу его встретили. Не помню, где точно. Смотри, какие умные у него глазки!

Вместе с фотографиями мне в руки перекочевала добрая стопка походных песенников, достаточно древних, хотя никто, кроме меня, у нас в семье на гитаре не играл.

«Спускаюсь с совсем небольшой скалы, но впечатляет. Да? 1978 г.» – подпись на задней стороне другого фото, отправленного когда-то домой с письмом сестре и маме. Волосы девушки сдувает ветром на лицо, но я сразу узнаю бабушку. В молодости она сама носила короткие волосы, а теперь ворчит, когда я говорю ей, что постригусь под каре.

Спрашиваю о каких-нибудь историях, произошедших в одном из походов, бабушка ненадолго задумывается.

Был случай… ходили мы уже сами по себе. Второй курс все-таки. В основном, по Уралу, а тогда пошли на Конжаковский Камень (гора в южной части Северного Урала, одна из высочайших вершин Уральских гор). Ну дошли, встали у подножия, там, где горный приют для путешественников, переночевали. Как сейчас помню эти хижины из дерева, которое почернело от сырости, полочки на которых мы спали, когда непогодилось, темнота вечерами. Электричества там, ясное дело, не было.

Утром встали и радиалкой (от слова «радиус»: вылазка с возвращением в то же место, откуда вышли) отправились на вершину. Как это обычно бывает, вещи оставили, взяли только два рюкзачка. Взошли без особых приключений. Фотографируем с вершины, шутим, перекусываем легким пайком. Погода стала портиться, да и так пора было возвращаться. У подножия дождь, у нас – крупа снежная, облачно, сыро… Сориентировались быстренько и стали спускаться. Спускались дольше в этот раз, все спускались и спускались, пока не увидели в тумане звериную спину. Стало не по себе. Оглянулись, а рядом уже кромка леса. Понимаем, что уже темно, и то, что мы сбились с тропы.

Решили никуда не идти по темноте, переночевать у леса, а утром попробовать отыскать тропу. Парни кое-как развели костер на полусырых хворостинах, мы топили снег в… вот в чем – уже не помню. А! В консервной банке, которая у нас осталась из-под нашего перекуса на вершине. Кипятили в этой банке воду, кто-то добавлял туда еловую хвою для вкуса. Еды не осталось. Мы должны были к этому времени вернуться в лагерь.

Холодно, голодно, спать страшно: зверье дикое бродит. Тот парень, что у нас дежурил у костра в конце концов уснул и опалил об него ногу.

Как только начало хоть немного светлеть небо, мы были на ногах. Не хотелось задерживаться. Компас не помогал, был хоть на выброс. Может, залежи там руды какой-нибудь были, я уж и не помню. При повторном восхождении у меня развалился ботинок, и мне его заматывали какой-то тряпкой. Я выглядела так, будто у меня нога была в гипсе.

И вот мы, жутко голодные и усталые, промокшие дети лешего, встречаем другую группу. Они шли на вершину, отдохнувшие и свежие. Мы поздоровались.

– Вот видите, кто-то с раннего утречка уже успел взойти, осмотреться и спуститься! – уважительно говорил про нас старший встречной группы. – Люди поднимаются с первыми лучами, а вас не добудишься, сони мои.

Мы им, конечно, ничего не сказали.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar