Меню сайта
Неизлечимое лечит любовь

Недавно написала историю в жанре психологического триллера. Она небольшая, четыре страницы. Надеюсь, не отниму у вас много времени своей просьбой прочесть и оценить.

P.S. Начала истории прошу не пугаться :D

Мрачный вечер. Месяц выглядывает из-под черных туч, бросая желтые блики на озеро, на пристани которого я сидел. Окуная нож в воду, я смывал с него свежую алую кровь.

Я снова убил человека, и никак не могу остановиться. Убийство вошло мне в привычку, изо дня в день я, серийный убийца, забирал многие жизни. Такое длится уже много времени, и меня никак не могут вычислить. Не знаю, что это, удача или судьба.

Почти каждый день ночью я приходил на это озеро, опуская косматую голову к воде и отчищая нож. Часто я задавал себе вопрос: «Зачем я делаю это? Зачем убиваю?», на него отвечал так: «Как все убийцы. Ради удовольствия». Но в этом я не был уверен, и ответ мой не точен.

Мне запомнилась эта ночь: темное небо, мрак, полная луна. Большая, полная луна. Я немного посидел на пристани и услышал голоса. Толпа народа возвращалась по узкой тропе. Я вспомнил, что сегодня был первый сеанс нового триллера, вот все оттуда и идут. Я не получил удовлетворения от одного убийства, поэтому повернулся к толпе лицом и стал высматривать жертву. Люди прошли, а за ними отстал человек. Он явно что-то выронил и искал на тропе. По длинным темным волосам стало понятно, что человек – девушка. Когда толпа отдалилась, я приблизился ближе. Она щупала белыми руками тропу, ища глазами какой-то предмет. Я сошел с пристани и затаился за густым кустом, оглядываясь вокруг. Она повернулась ко мне лицом, свет луны упал на нее, и я заметил, что она очень красива. Но она не была исключением, и чем больше мне нравилась жертва – тем сильнее мне хотелось ее отправить на тот свет.

Я аккуратно вышел из своего убежища и бросился к ней. Она заметила меня вовремя и отпрыгнула. Девушка уперлась в дерево и побежала вверх по ступенькам, располагающимся на возвышенности. Я не отставал, и бросился вслед за ней по крутым узким ступенькам. Мне удалось схватить ее за ногу, но она ударила ею мне в глаз, и я отпустил, но не переставал бежать. Когда мы выбежали на прямую тропу, мне стало намного легче. Я зацепился ногой об осколок железа, и сильно ее поранил. Кровь хлынула из моей щиколотки, но это меня не остановило. Она бегала довольно быстро, но я бегал еще быстрее. Одним прыжком я прижал ее к дереву и схватил за горло. Она оборонялась, от каждого ее сопротивления мне еще больше хотелось убить ее и сделать своим трофеем. Я взглянул в ее глаза – чистые, темные глаза, в которых я не увидел ни страха, ни ужаса, а нечто другое. В них я прочитал жалость, жалость ко мне. Меня пронзила мигрень, в глазах помутилось. Остальное я делал словно во сне – вонзил в нее нож. Это действие я проделывал много раз.

Она не вскрикнула, она и не кричала на протяжении всего времени, даже не звала на помощь. Когда она падала, то упала на меня, и мне на время показалось, что она приобняла меня. Потом сползла вниз, и всё. Я оставил ее лежащей у дерева в темной роще, мрачным вечером. Напоследок я еще раз взглянул на нее. Таких красивых жертв мне еще не попадалось, но она не была исключением.

*     *     *

Солнце било мне в глаза. Я открыл их и заметил, что спал эту ночь в заброшенной почте. После вчерашнего убийства у меня не было сил добираться до своей коморки, а днем это делать опасно. Обычно я спал днем, а ночью выходил на охоту. Сейчас утро, и я решил потихоньку двигаться в свое общежитие. Вы спросите меня, как я зарабатываю на жизнь? Живу в старом общежитии, а большую сумму взял из банка. Эту сумму оставили мне когда-то родители. Ее вдоволь хватило мне, чтобы временно обеспечить себя и купить фотоаппарат. Я фотографирую ночные пейзажи и получаю небольшой гонорар.

Кровь на ноже высохла. Я провел по ней пальцем. События той ночи сразу проигрались в моей голове. Внезапно мое сердце сжал кулак. Мне стало плохо, вспоминая ту девушку. Я посмотрел на свои грязные руки, кровь с которых уже никогда не отмоется, и выронил нож. Голова болела, я потерял ориентацию, непонятное чувство сковало меня. Я упал на колени, вертя головой. Все убийства не вызывали у меня никаких эмоций, кроме удовольствия, как я думал, и радости. Но убийство этой девушки, оставленной в роще, лежащей на сырой земле, вызвало во мне что-то другое. Жалость. Жалость к ней. Впервые за всю жизнь я пожалел свою жертву.

*     *     *

Остальные дни были для меня самой настоящей мукой. Я просыпался, черные волосы лезли мне в глаза, весь в холодном поту. Мне стала сниться она – ночная девушка. Уже три дня подряд я переставал выходить на охоту. Силы будто покинули меня, ноги отказали слушаться. В каждом сне я ясно видел ее – смеющуюся, счастливую. Это было невыносимо.

– Эй, иди сюда, – сказала она, улыбаясь и стоя у пристани озера.

Я подошел к ней, поправляя белую толстовку.

– Смотри, туда звезда упала, загадай желание, – девушка была прекрасна, и держала меня за руку.

– Я хочу, чтобы ты была жива, – ответил я, касаясь ее щеки. Холодной щеки.

Внезапно девушка стала очень бледной, словно удушенной, глаза выкатывались из орбит.

– Но ты же знаешь, что я мертва и меня не вернуть, дурак! Убийца! – кричала она, и тут же ее лицо и тело теряли всякую жизнь, она становилась по-настоящему похожей на труп.

Это был самый ужасный мой кошмар. Я проснулся посреди ночи и подошел к окну, глубоко дыша.

– Дурак…убийца…– повторил я, глядя на небо в окне.

Вдруг я увидел падающую звезду. Меня словно ударило током.

– Я хочу, чтобы она была жива, – прошептал я и заплакал.

Но звезда, исполняющая желания – это сказки, выдумки, прием во многих фильмах с хэппи-эндом. На другой день по новостям сообщили об ее смерти. Я не услышал ни имени, ни где она была убита. Одно лишь «Девушка, возвращающаяся из кино, убита серийным маньяком» дало знать, что к чему. Я не стал слушать дальше и ушел в ванную. Мне было очень плохо, я никогда не чувствовал себя таким уничтоженным и подавленным. Зачем я убивал? Не знаю. Убил однажды родителей, сошел с ума, мне понравилось, решил продолжать дальше. Теперь, спустя столько времени, я потерял интерес к убийствам. Это было моим любимым хобби, я обожал свое дело. Жажда крови была для меня как кокаин, попробовал однажды – и всё, подсел. Остановиться невозможно. Поздно. Слишком поздно. А что теперь? Я потерял свой источник удовольствия, я потерял источник жизни. Именно мое хобби заставляло жить меня дальше. А сейчас все кончено, и все из-за какой-то красивой девчонки, лишившей меня разума. Она держалась храбро, не кричала о помощи, и даже в последний момент взглянула на меня с жалостью. Сидя в ванной в конвульсиях и судорогах я понял, что влюблен в нее. Влюблен в мертвую, которую никогда не вернешь.

– Давай руку, – сказал я, стоя на пристани и протягивая ей руку.

Она взялась за нее и вскарабкалась на пристань. Ее волосы красиво развевались на ветру.

– Я люблю тебя, – выпалил я, резко прижав ее к себе. Сам не ожидал от себя подобного шага.

– И я тебя. Очень. Но…– она взглянула в мои глаза.

– Но что? – спросил я, обнимая ее за талию.

– Ты убил меня, – она нахмурилась, а я убрал руки с ее талии.

Ткань ее платья стала ярко-красной, и, посмотрев на свои руки, я понял, что держал ее за то место, куда вонзил свой нож.

Я проснулся с криком. Глубоко дыша, я оглянул свою комнату. Нет, это просто невыносимо. Я будто лишился разума, быстро оделся, не расчесав свои косматые черные волосы. Смысл жизни был для меня утрачен навсегда, ее не вернуть, она в могиле, а эти кошмары стали для меня последней каплей. Я выбежал из своей комнаты, не запирая ее. Мне было глубоко все равно, ведь теперь я больше сюда не вернусь. Я ухожу. Ухожу к ней. Я пойду к ней, уйду в ее мир, и мы будем вместе. С этой мыслю я полностью проигнорировал бегущего за мной охранника. Открыв дверь и посмотрев на небо, я увидел большую полную луну. Как тогда, в ту самую ночь.

Я бежал по темным переулкам. Пошел дождь. Моя белая толстовка насквозь промокла, черные косматые волосы прилипли к лицу. Но мне было плевать, ведь это последние секунды моей гнусной кровавой жизни. Никто никогда больше не умрет от моей руки. Убийца исчезнет из этого мира раз и навсегда.

Вскоре на горизонте появился пункт моего назначения – участок, с возвышающимися памятниками и крестами. Каркали вороны. Гнетущая атмосфера кладбища, где пролито столько слез и горя и закапано столько трупов. Чуть ли не сбив с петель черные ворота, я стал искать свежий памятник.

– Где здесь могила девушки, которую недавно убили?????? – закричал я.

Смотритель косо посмотрел на меня и указал пальцем на деревянный крест. Я развернулся и прильнул к нему лицом.

– Зачем?! За что?! – кричал я, струи слез хлынули из моих глаз, – Я не хотел! Нет!

Я будто видел ее рядом перед собой – прекрасную и улыбающуюся. Она облокотилась на памятник и смотрела на меня большими темными глазами. Она положила свою белую как мел руку мне на плечо и улыбнулась.

– Скоро. Скоро мы будем вместе. Сейчас, – я вытащил из кармана свой большой нож, – Этот предмет, убивший тысячи людей, теперь убьет своего хозяина.

– Не надо…, – прошептала она под моим ухом.

Но теперь было поздно. Я умер посреди кладбища, рядом с ее могилой. Зато теперь мы будем вместе.

*     *     *

Я открыл глаза. Белое. Все белое: простыня, стены, потолок. Сначала я решил, что это рай, но потом вспомнил, что дорога мне лишь в ад, поэтому опроверг эту мысль. Тогда где же я? Разве не мой труп сейчас должен лежать на кладбище, рядом с ее могилой? Дверь открылась, в комнату вошел улыбающийся мужчина в очках.

– Здравствуй, – произнес он.

Внутри все похолодело.

– Где я?

– В больнице. Ты помнишь, что делал? – спросил врач.

– Убивал. Я знаменитый убийца. Полюбил девушку, но осознал это, когда уже убил ее…– произнес я.

– Мда…состояние больного не лучше, – с горестью в голосе произнес он.

– Что-то не так? – испугался я.

– Все не так. У вас шизофрения первой степени, с таким диагнозом навсегда запирают в психушке. В подростковом возрасте на ваших глазах были убиты ваши же родители. Именно этот случай вызвал в вас процесс, позже развернувшийся в ужаснейшее психиатрическое расстройство. Вы нападали на людей, не отрицаю. Но вы их не убивали.

– К-как? – не понимал я, хотя в голове стало что-то прояснятся.

– Вы не замечали чего-то странного, когда собирались их убить?

Тут я вспомнил все.

– Мигрень. Помутнение в глазах. Действия, словно во сне…– прошептал я.

– Вы нападали на всех с ножом, но в последний момент вам становилось плохо, и вы вырубались. Сцена с родителями навсегда запечатлелась в вашей памяти, и все совершенное вами убийства – работа вашего мозга, взявшего за основу воспоминание об убийстве родителей. Другими словами, плод вашего воображения…

В голове вспыхнуло воспоминание: я схватил ее за горло, но потом опустился на колени, а она приобняла меня.

– Эй, что с вами? Вам плохо? – говорил расплывчатый голос.

– А та девушка, о которой вы говорите, остановила в вас этот процесс шизофрении, другими словами – вылечила вас. Вы влюбились, и ваша любовь вытолкала шизофрению из вашего разума, хоть и не до конца. Окончательно разогнали ее врачи, но без помощи девушки вы бы навсегда остались психом, – продолжал доктор, – Вы перехотели убивать, вам стали отвратительны убийства. А все почему? Они всегда были вам отвратны, вы никогда их и не совершали. Странно, как человек с такой серьезной болезнью смог продержаться целых два с половиной года.

– Но…как это возможно? – не понимал я, слушая врача.

– Шизофрения неизлечима. Эта болезнь на веки вечные запирается внутри человека, но как вам удалось исцелиться, для всех профессоров остается загадкой. Смотря на ваше состояние…, – доктор взял меня за подбородок и посмотрел в глаза, – …можно сделать вывод, что вы почти здоровы.

– Откуда вам все это известно? Касательно моих родителей? – прищурился я.

– Я давно наблюдаю за вами, – отвечал он, – Никогда не сталкивался с подобным случаем. О вас я пробил справки, опросил людей, на которых вы нападали. Они не сочли нужным обращаться в полицию, приняв вашу выходку за простой розыгрыш.

Потом доктор поправил очки и посмотрел на мою ногу.

– Я не знал, что вы так мастерски умеете забинтовывать щиколотку, – заявил он.

Я взглянул на забинтованную щиколотку, которую повредил в тот самый день, когда убил…то есть «убил» ту девушку.

– Это не я, – замотал головой я.

– А кто же? И не мы, – произнес врач.

– Она…это сделала она…– прошептал я, и понял, что счастлив, – Доктор, где она?

– С ней все в порядке. Мы поддерживали с ней связь все время, когда вы были в коме, – отвечал он.

Внутри все перевернулось.

– Мне пора. Выздоравливайте, – попрощался он и покинул комнату.

Я остался наедине с собственными мыслями, которые поглощал меня. В дверь постучали.

– Чуть не забыл, примите в три часа лекарство, оно на столе, – открыл дверь врач и снова удалился.

Я вздохнул и сел на кровати. В дверь опять постучали.

– И еще, в половине второго к вам придут делать укол, будьте готовы, – опять сказал он и удалился.

Я прыснул и поправил волосы. В дверь снова постучали и она раскрылась.

– Что еще, доктор? – нервно спросил я.

Из двери показалась чей-то красивый силуэт.

– Привет, – произнес женский голос, и я увидел ее.

В голове все было верх дном, я растерялся, обрадовался, запутался.

– П-привет, – выдавил из себя я.

Она слегка улыбнулась мне и подошла ближе.

– Софи, – протянула она руку.

Я представился и пожал ее теплую руку, как во сне, где я помогал ей забираться на пристань. Но тогда ее рука была холодной, будто мертвой, а сейчас теплой, энергичной. Она была жива, стояла передо мной, прекрасная и улыбающаяся. Все-таки падающие звезды исполняют желания.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar